Адреса на карте
С 8:00 до 22:00 МСК
8 800 550-07-70 Бесплатный звонок по России
8 800 550-0770 8 800 550-0770 Связаться с нами
Вы находитесь на сайте для клиентов банка
в городе Москва
Выбрать другой город
Онлайн-заявка Интернет-банк

Уважаемые журналисты,

вы можете задать вопросы пресс-службе «Почта Банка»:

07 ноября

Почта Банк — digital-банк с физическим присутствием

О перспективах развития проекта по созданию почтового банка в России Юрий Грибанов, генеральный директор Frank Research Group, расспросил первого заместителя президента — председателя правления Почта Банка Георгия Горшкова

Юрий Грибанов: Георгий, я уверен, что по итогам 2016 года Почта Банк соберет серию наград с приставкой «самый» — «самый амбициозный проект», «самый масштабный ребрендинг»... Может быть, даже «банк года». Что было для вас самым сложным на этапе планирования этой трансформации? Я так понимаю, что самое сложное — это расставание с брендом «Лето». Но, помимо этого.

Георгий Горшков:Самое сложное — это работа над проектом, которая нам еще предстоит. Для меня создание Почта Банка — самый интересный проект из всех, что сейчас есть и в России, и в мире. Почему он самый интересный и одновременно все-таки очень сложный? Потому что мы поставили перед собой цель решить колоссальную по важности в современном мире социальную задачу — заметно повысить доступность базовых финансовых услуг для самых простых людей, которые проживают не только в крупных городах, но и в удаленных селах, поселках, станицах. С такой географической распределенностью страны это само по себе непросто. Если наложить существующие логистические сложности, связанные с расстояниями и с качеством каналов связи, становится вдвойне сложно, а если учесть скорость, с которой мы хотим это реализовать, то процесс превращается в неординарную задачу.

Одновременно с выполнением социальной миссии мы взяли на себя обязательство реализовать этот проект с прибылью для акционеров. Я не знаю другого банка в мире, который открывал бы 6 тыс. отделений в год и делал бы это с прибылью. К концу этого года мы откроем 6 тыс. новых точек присутствия в России. Естественно, 99% новых точек будет расположено в отделениях почтовой связи. Тем не менее по итогам года мы планируем получить чистую прибыль, близкую к миллиарду рублей.

Юрий Грибанов: Это впечатляет.

Георгий Горшков: В следующем году мы откроем еще 6 тыс. точек присутствия в отделениях почтовой связи и опять надеемся получить прибыль. Еще через год мы вновь откроем 6 тыс. точек присутствия и, опять же, планируем получить прибыль. Очевидно, что, когда мы думали о стартапе (а Почта Банк — это стартап), мы, конечно, предполагали, что первые два или три года мы будем получать небольшие, но, тем не менее, убытки. Поскольку объем издержек на развертывание такой сети колоссален. Это в первую очередь затраты на персонал, а во вторую — на инфраструктуру, которую нужно развернуть. Я не в первый раз убеждаюсь, что у нас собралась одна из самых эффективных команд на рынке. Это позволяет нам не только работать в таком масштабе, расти в таком темпе, который мы показываем, но и зарабатывать.

Юрий Грибанов: Что позволяет зарабатывать? Какие элементы вашей бизнес-модели являются ключевыми для того, чтобы быть финансово в плюсе?

Георгий Горшков: Со временем основные драйверы прибыли меняются. Если говорить о 2016 годе, то здесь основным драйвером прибыли является большой и очень качественный портфель, созданный еще во время деятельности Лето Банка. Активное развертывание так называемой почтовой сети началось только в апреле–мае 2016 года. Поэтому большая часть доходов, которые мы сегодня получаем, это доходы по портфелю, созданному во второй половине 2014-го и в 2015 году. В 2017-2018 годах основной объем новой прибыли будет формировать кредитный портфель, образованный по итогам работы в поч­товой сети. Ко второй половине 2018 года Банк должен стать самодостаточным по фондированию, и портфель пассивов уже практически сравняется с объемом кредитного портфеля. Начиная с 2019 года мы можем стать избыточными по ликвидности. Поэтому добавится новый источник доходов — размещение избыточной ликвидности. Плюс к этому мы активно развиваем такое направление, как транзакционные банковские услуги, или, говоря простым языком, платежи, денежные переводы и обслуживание любых транзакций, операций по оплате товаров и услуг, которые востребованы клиентом. Кроме доходов от кредитного портфеля и пассивного портфеля в районе 2018-2019 годов у нас начнет появляться еще один важный для нас источник доходов — комиссионный доход. Он и сейчас есть, но в 2018-2019 годах он станет для нас значимым, и его источником будут именно платежные операции.

Юрий Грибанов: Какой у вас целевой показатель доли комиссионных доходов в общем пуле доходов?

Георгий Горшков: Хотелось бы, чтобы это было около четверти нашей доходной базы. Я думаю, что это достижимо в перспективе, может быть, пяти — семи лет. Потому что доля наличного оборота в стране очень высока, она, безусловно, снижается, но не так быстро. Это видно и по структуре оплат за товары и услуги. Взять хотя бы самый продвинутый, самый современный сегмент — интернет-торговлю. У крупнейших интернет-игроков до 80% оплат происходит по схеме cash on delivery, то есть оплата наличными во время доставки.

Юрий Грибанов: Не очень логично.

Георгий Горшков: Ну, казалось бы, покупатели, которые активно пользуются Интернетом, скорее всего, проживают в крупных городах, с хорошими каналами связи, а тем не менее оплата происходит не картой, а наличными. Это видно и по рынку кредитования, на котором мы уже давно работаем. Самым крупным розничным сегментом остается нецелевое кредитование — кредиты наличными, когда клиент приходит, получает одобрение и уходит с пачкой денег.

Юрий Грибанов: А как вы своих клиентов мотивируете снижать долю наличного оборота по вашим продуктам? И мотивируете ли вообще?

Георгий Горшков: Безусловно, мотивируем. Мы, в принципе, считаем, что любая оплата, совершенная электронным средством платежа, для клиента, во-первых, удобнее, во-вторых, безопаснее и, в-третьих, для экономики более эффективна. Для себя мы давно поняли, что операционная модель с фокусом на работу с наличными — это неэффективное направление развития, поэтому весь цикл работы с наличными средствами мы у себя в клиентских центрах автоматизировали. В наших отделениях нет касс. У нас есть банкоматы, которые работают по технологии внутренней рециркуляции банкнот, и мы видим значительную экономию, которую приносит эта операционная модель. Причем экономия как в деньгах, на инкассации, так и в операционных рисках, поскольку наши сотрудники деньги в руки не берут. Если говорить о клиентах, то мы в таких продуктах, как нецелевое кредитование, депозиты, обязательно предлагаем возможность либо получить кредитные средства на счет в банке, либо разместить депозит путем перечисления со своего, например, зарплатного счета, то есть не принося в банк пачку денег. Не самый востребованный сервис сегодня, тем не менее объемы будут расти. Кроме того, мы активно развиваем карточный портфель — не только кредитные, но и расчетные карты. И здесь мы видим очень неплохое проникновение такой, например, категории, как оплата продуктов питания картами. Хотя должен сказать, что пока это не наша заслуга. Мы всего лишь даем клиенту инструмент — пластиковую карточку, которая является способом доступа к его счету. Основными «популяризаторами» такой формы оплаты являются крупнейшие розничные сети, которые два–три–пять лет назад начали принимать карты.

Кроме простых технических вещей — выдать клиенту карточку, рассказать, как она работает, — мы придумываем дополнительные стимулы. Например, при открытии вклада в мобильном банке или интернет-банке мы даем +0,25% годовых к ставке. Или другое — как вы знаете, в перспективе трех лет мы будем располагаться практически в каждом втором отделении почтовой связи, а именно почта доставляет большую часть (63% по данным АКИТ по итогам первого полугодия 2016 года) посылок, которые заказываются через Интернет. Мы придумали такую услугу для интернет-покупателей — «Пакет онлайн-покупателя». Это услуга встроена в большинство наших карточных продуктов. Если клиент Почта Банка оплачивает в Интернете один или несколько заказов на общую сумму более 7,5 тыс. рублей, то автоматически включается этот сервис, который защищает клиента от испорченного товара. Мы гарантируем «лучшую цену», возмещаем стоимость возврата товара, если клиент нашел товар дешевле, или можем отремонтировать его за свой счет.

Юрий Грибанов: Я правильно понимаю, что такой продукт повышает лояльность к бренду «Почта России»?

Георгий Горшков: Про уровень лояльности к бренду, наверное, должны говорить наши коллеги из «Почты России». Мы косвенно видим отношение к ним клиентов через наши исследования.

Юрий Грибанов: Как вы оцениваете это отношение?

Георгий Горшков: Клиенты доверяют Почте как государственному институту и как организации, которая существует уже сотни лет в России. Последние три-четыре года в компании происходят масштабные реформы, направленные в первую очередь на повышение качества обслуживания клиентов.

Наш продукт не то чтобы повышает доверие клиентов к Почте, но снимает барьеры, которые возникают у интернет-покупателей, когда они что-то заказывают в Интернете. В международном масштабе похожий сервис предоставлял только PayPal при оплате покупок, совершенных на eBay. В России эту революцию возглавили мы.

Юрий Грибанов: Я не видел цифры. Было бы интересно посмотреть на результаты исследования отношения клиентов к Почте. В Интернете очень много историй и шуток о работе «Почты России». Оказывает ли это какое-то влияние на бренд Почта Банка? Если да, то боретесь ли вы с этим негативом, трансформируя его в позитив?

Георгий Горшков: Что интересно — клиенты «Почты России» воспринимают появление Почта Банка крайне позитивно. Когда клиенты заходят в отделение почтовой связи, сразу замечают, что что-то изменилось. Там появилось новое яркое рабочее место с надписью «Почта Банк», симпатичные молодые сотрудники. С этой точки зрения посетители почтового отделения воспринимают появление там Почта Банка как факт изменений на самой Почте.

Кроме такого визуального эффекта мы надеемся, что со временем большинство посетителей увидят и практическую пользу. Например, «Почта России» сегодня является крупным игроком на рынке выплаты пенсий. В отделениях, где появляется Почта Банк, мы устанавливаем банкомат и выдаем клиентам карточку. Наш продукт называется «Сберегательный счет». Это, по сути, текущий счет с выплатой процентов на остаток. Для пенсионеров действует повышенная ставка — до 8% годовых. При этом счетом можно пользоваться. По сути, это текущий счет с достаточно высокой процентной ставкой, которую клиент зарабатывает. На этот счет можно получать пенсию, а банкомат делает процесс получения пенсии комфортным.

Юрий Грибанов: То есть пенсионеры для вас — важный целевой сегмент?

Георгий Горшков: Это один из ключевых наших сегментов. Я говорил про нашу социальную миссию в терминах географической доступности. Но мы хотим концентрировать наши усилия и на тех сегментах, с которыми далеко не все банки сегодня могут эффективно работать.

По утвержденной стратегии до конца 2023 года до трети нашей клиентской базы будут составлять пенсионеры. Но должен сказать, что это, в принципе, соразмерно возрастной структуре общества: у нас в 2005–2010 годах примерно 30-31% граждан находились в возрасте более 55 лет, а к 2023 году таких граждан будет 37%. Общество стареет. В этом нет ничего плохого, потому что в силу разных обстоятельств трудоспособный возраст растет.

Юрий Грибанов: Георгий, а справедливо будет сказать, что вы нацелены на массовый и нижнемассовый клиентские сегменты, если смотреть на уровень доходов?

Георгий Горшков: Простым языком я для себя определяю нашу миссию или наше место на банковском рынке следующим образом — это понятный банк для простых людей. Мы ни в коем случае не банк для исключительно бедных людей. Мы не банк исключительно для богатых людей. Мы банк, который придумывает и предлагает клиентам доступные продукты. Как географически, так и по цене, а это очень важно. Безусловно, Почта Банк — это универсальный банк: с кредитными, сберегательными, транзакционными продуктами, оплатой коммунальных услуг, получением пенсий. Тем не менее на сегодняшний день мы, например, не занимаемся и пока не планируем заниматься такими продуктами, как ипотека и автокредитование. Потому что Почта Банк является частью группы ВТБ, и в настоящее время ВТБ24 — один из лидеров в ипотеке и автокредитовании, как в смысле покрытия, так и в смысле технологий, которые необходимы для работы с этими продуктами. Да, действительно, мы работаем в массовом сегменте. Но это не означает, что мы не используем современные технологии. Мы себя позиционируем как digital-банк с физическим присутствием.

Юрий Грибанов: У вас на сайте написано, что к 2018 году вы планируете ввести 15 тыс. точек банка. Это примерно тот же масштаб, который сейчас есть у Сбербанка. Случайно ли такое совпадение?

Георгий Горшков: Для начала сделаю небольшую оговорку. Сеть Почта Банка сегодня насчитывает гораздо больше 15 тыс. точек. Одним из направлений нашего бизнеса является pos-кредитование. Таких точек сегодня зарегистрировано в нашей системе более 45 тысяч. Из них активно продающими являются около 15 тыс., и это только в pos-кредитовании. Плюс к этому у нас сейчас уже открыто более 3 тыс. фиксированных точек присутствия в формате наших клиентских центров или стоек в торговых центрах, и до конца года их станет 6 тыс. Но вы правы, когда говорите о 15 тыс. к концу 2018 года. Речь идет именно о наших клиентских центрах в отделениях почтовой связи.

Теперь о совпадении. Это совпадение случайное, оно не является нашей самоцелью. Ведь сравнивать форматы присутствия в том или ином городе Почта Банка и любого другого банка было бы, наверное, не вполне корректно. Потому что традиционный офис любого банка — это, как минимум, 100, а зачастую 200–300 квадратных метров площади, кассовое окно, десяток специалистов, которые занимаются и обслуживанием клиентов, и бэк-офисной работой. У нас этого, безусловно, нет. Наша классическая точка присутствия в отделении почтовой связи — это одно или два окна, которые оформлены в стиле Почта Банка, один или два сотрудника и банкомат.

Юрий Грибанов: Справедливо сказать, что Сбербанк для вас — ключевой конкурент? Сбербанку стоит опасаться всерьез амбиций Почта Банка?

Георгий Горшков: Я вообще считаю, что конкуренция — это очень хорошо. Конкуренция, в какой бы области она ни находила себе место, в конце концов приносит только плюсы конечному потребителю. Либо в качестве сервиса, либо в цене. Это — во-первых. Во-вторых, мы на сегодня все-таки только в начале своего развития.

Юрий Грибанов: Но будущее наступит очень быстро.

Георгий Горшков: Да, но наш кредитный портфель сейчас только-только превысил 100 млрд рублей. Мы входим в топ-20 банков по нецелевому кредитованию. Мы достаточно скоро войдем в топ-20 банков по пассивному портфелю. Тем не менее это пока не первые строчки. Вместе с тем я верю в то, что продукты, которые мы предлагаем, и географическое покрытие, которое мы создаем, будут востребованы клиентами, и наша клиентская база за ближайшие семь лет должна вырасти в десять раз. У нас сейчас чуть больше 2,5 млн клиентов, а к концу 2023 года их должно быть более 20 млн. Тогда мы станем заметными, в том числе для самых крупных игроков. Я думаю, что к позициям топ-5 в пассивах, кредитах мы приблизимся достаточно быстро.

Юрий Грибанов: Вы уже упоминали о том, что хотите быть помимо офлайн-банка банком в телефоне, онлайн-банком. Это то, что декларирует, наверное, большинство крупных участников рынка. И на последнем Finopolis Олег Тиньков с Германом Грефом, друг друга поддерживая, говорили, что банк будет в телефоне, или даже не в телефоне, а в каком-то устройстве, которое телефон заменит. Расскажите про ваши проекты в области digital. Что вы делаете, каким вы видите ближайшее будущее с точки зрения цифровизации банковской отрасли и вашего бизнеса?

Георгий Горшков: Мобильный телефон и смартфон конечно же стали очень привычными предметами для большинства работающих трудоспособных россиян. И это очень хорошо, это очень удобное средство коммуникации — в первую очередь. Какая технология, какие устройства будут использоваться через пять или десять лет — я данную тему оставлю нашим коллегам, которые уже начали этот диалог. В прикладном отношении — нашему мобильному банку сейчас девять месяцев.

Большинство банков говорят о том, что нужно создавать удобные мобильные технологии. Почта Банк обладает, по отзывам экспертов, одним из самых удобных мобильных приложений для iOS и Android. Это признание индустрии, которое мы получили всего за несколько месяцев эксплуатации нашего мобильного приложения. Это быстрый старт.

Юрий Грибанов: Это хороший результат.

Георгий Горшков: Мобильное приложение Почта Банка можно скачать и начать использовать, даже не являясь де-факто нашим клиентом.

Юрий Грибанов: Сколько у вас уже установок приложения?

Георгий Горшков: Более 500 тысяч. Это практически пятая часть нашей клиентской базы. И сейчас эта кривая роста под очень хорошим углом ведет нас к высокому проникновению.

Юрий Грибанов: У вас собственная разработка или вы сотрудничаете с какими-то внешними компаниями?

Георгий Горшков: У нас комбинация, что часто встречается. Ключевые вещи мы разрабатываем сами. Кроме того, у нас есть внешние разработчики, которые помогают нам как в технологическом плане, так и в плане дизайна интерфейсов. Мы приближаемся к тому, чтобы в мобильном приложении, в интернет-банке и на всех устройствах самообслуживания были установлены максимально похожие экранные формы. Это касается и экрана, в котором работает наш сотрудник.